1.2
Запрет учреждения и финансирования органами государственной власти любого уровня каких бы то ни было общественных объединений (отделение государства от общественных объединений)

Создание и финансирование (полное или частичное, прямое или косвенное) со стороны государства, его органов или отдельных лиц, занимающих руководящие должности в органах государственной власти, общественных объединений недопустимо по той же причине, по которой недопустимо учреждение и финансирование государством СМИ – это эффективный инструмент манипулирования гражданским обществом, направленного на захват и удержание власти. Яркими примерами тому являются столь любимые диктаторами всякого рода военно-патриотические молодёжные организации типа Гитлерюгенда, Комсомола, Наших, Юнармии и прочих хунвейбинов.


Общественные объединения (не имеющие цели извлечения прибыли объединения граждан) представляют собой неотъемлемый элемент (институт) гражданского общества, находятся вне государства, и должны быть свободны от контроля или неправомерного влияния, в том числе давления и подкупа (каковым по сути является финансирование, напр., в виде грантов) со стороны государства, его органов или отдельных лиц, находящихся у власти, тем более, они не могут создаваться по их инициативе или при их (финансовой, организационной, информационной, идеологической и т.д.) поддержке.


Учреждение и организационная поддержка (неправомерное влияние), а также прямое или косвенное полное или частичное финансирование (подкуп) любыми органами государственной власти или лицами, занимающими в них руководящие должности (за счёт бюджетов любого уровня или за счёт личных средств), в отношении любых общественных объединений, в том числе партий, религиозных, благотворительных и детских организаций должны рассматриваться как действия, направленные на захват власти, и быть законодательно (желательно, на конституционном уровне) запрещены (интересно, что в ныне (без)действующей конституции захват власти упоминается как наказуемое действие, но никак не раскрывается, оставаясь лишенным какого бы то ни было содержания пустословием).


Общественные объединения должны быть таким же табу для государства, как и СМИ. Такой недвусмысленный и категорический запрет должен быть осознан как неотъемлемый элемент демократии.


Как мы видим на примере России, принцип выстраивания личной власти очень прост: «Кто платит, тот и заказывает музыку». Именно таким образом государство (т.е. вполне конкретные люди, оказавшиеся в своё время у руля государственного управления, со своими вполне понятным желанием оставаться у власти бессрочно) подчинило себе СМИ, общественные объединения (в том числе, партии, религиозные и молодёжные организации), ключевые коммерческие структуры, превратило в мощный пропагандистский ресурс различные массовые мероприятия (митинги, военные парады, спортивные мероприятия, – вспомним хотя бы Олимпиаду) и культуру.


Обладающий огромным моральным авторитетом в обществе руководитель благотворительного фонда, помогающий онкобольным, если он получает на свою деятельность государственные гранты, уже не может себе позволить выступить публично с критикой политики властей в области здравоохранения, поскольку понимает, что завтра финансирование может прекратиться и пострадают те самые больные, помогать которым должен фонд. Мало того, руководителю фонда будет сложно отказать президенту в ненавязчивой просьбе поучаствовать в его предвыборной компании на новый срок в качестве доверенного лица. Причём упрекнуть государство в прекращении такого финансирования будет сложно – государство ведь отвечает за финансирование государственных учреждения здравоохранения, а не общественных благотворительных фондов, направление средств которым есть лишь акт доброй воли чиновника и не более.


В такую же щекотливую ситуацию попадёт правозащитная организация, получающая правительственные гранты на благородные цели своей деятельности, ведь основным оппонентом правозащитников является то самое государство, которое заботливо оказывает им финансовую помощь. Бескомпромиссно отстаивать нарушаемые государством права граждан становится так же нелегко, как и прокурору, получающему взятки от мафии, продолжать бескомпромиссно бороться с этой самой мафией.


В аналогичной ловушке оказывается и политическая партия, которая получает по закону государственное финансирование, если набирает на выборах предустановленный процент голосов. Формально получение такого государственного финансирования зависит от избирателей, но ведь не страдающим врождённой патологической наивностью людям понятно, что для властей опустить процент немного ниже установленной законом планки не так уж и сложно – дело техники. Тем более, если в реальности этот процент (с ведома тех же властей) был ранее немного завышен, и теперь в процессе выборов и подсчета голосов достаточно просто применить всю строгость закона.


Кремль подарил чиновникам и политикам на Новый год цитатник Путина. Сборник цитат издало движение «Сеть», получавшее крупные государственные гранты – т.е. нельзя сказать, чтобы цитатник был опубликован на деньги налогоплательщиков, деньги на цели публикацию цитатника из бюджета не выделялись, они выделялись на поддержку общественного движения, но что это меняет?


И вот что интересно: если прокурор состоит на содержании у мафии и спускает на тормозах расследование её преступлений, это называется коррупция, и в обществе (во всяком случае, в определённой его части и, хотя бы теоретически) существует понимание того, что с ней нужно бороться; а как называется ситуация, когда правозащитная организация, политическая партия, благотворительный фонд или телекомпания получают государственное финансирование, находятся фактически на содержании государства?


Важно понять, что направление бюджетных средств под тем или иным предлогом в той или иной форме общественным объединениям (в том числе, благотворительным фондам, партиям, религиозным и молодёжным организациям, средствам массовой информации) – это тоже коррупция, где взяткодателем выступает государство, т.е. находящиеся у власти лица, и чиновники подкупают институты гражданского общества, ставя их себе на службу, причём делают это не за собственный, а за бюджетный счет, т.е. за счет общественных фондов. Таким образом, понятие "коррупция" требует переосмысления (расширения)Имеет смысл, вероятно, говорить в данном случае о «государственной коррупции» (взяткодатель – государство) в отличие от коррупции частной (взяткодатель – частное лицо).


Общественное объединение (напр., правозащитная или благотворительная организация) – это организация, созданная гражданами, т.е. частными лицами (а не государством!) по собственной инициативе (а не сигналу сверху!) для достижения значимых для этих граждан целей (а не для выполнения государственных задач!), и финансируемая ими самими, напр., из пожертвований, или иными – коммерческими и некоммерческими, но в любом случае НЕгосударственными структурами (не государством!). Государством с целью выполнения государственных задач за счет средств бюджетов того или иного уровня (=деньги налогоплательщиков) создаются государственные органы, государственные учреждения и государственные (унитарные) предприятия.


Если государство желает помочь онкобольным, то оно должно не выделять гранты благотворительным фондам (что должно быть запрещено), а обеспечить достойное финансирование соответствующим учреждениям здравоохранения, зарплату врачам-бюджетникам. Понятия «государство» и «благотворительность» несовместимы. Благотворительность – это направление на общественно-значимые цели собственных средств, а у государства собственных средств нет – у него есть только средства налогоплательщиков. Государство не может и не должно быть ни благотворителем, ни меценатом.

Реализация данного принципа поставит вне закона государственное финансирование профессиональных патриотов.

Данный тезис является частью общей концепции отделения государства от гражданского общества.

​(Если вы согласны с изложенным, поделитесь ссылкой на сайт с теми, кому может быть интересно)