1.
Отделение государства от гражданского общества

Хотел бы пояснить, что не являюсь анархистом и никоим образом не предлагаю ликвидировать государство.

Гражданское общество способно к самоорганизации, и государство – это высшая форма такой самоорганизации, позволяющая объединить огромные финансовые и организационные ресурсы для решения самых насущных вопросов общенационального масштаба, но в печальной российской традиции государство всегда довлело над гражданским обществом, не оставляя гражданам почти никакой возможности для самостоятельного решения многих вопросов, которые могут и должны решаться на локальном, субгосударственном уровне, а также лишая граждан возможности смены политических лидеров (что интерпретировалось как мятеж и государственная измена, непатриотический акт). Такая конфигурация позволяла пришедшим однажды к власти людям контролировать всё и вся, обеспечивая себе неограниченную фактически ни по кругу полномочий, ни по времени власть (путём направ-ления значительной части бюджетных средств на прославление самих себя и информационное уничтожение оппозиции через подконтрольные СМИ и другие институты гражданского общества).

То, что мы наблюдаем в России, это огосударствление (подчинение СМИ государству как один из его аспектов), которому не положено никаких пределов, и именно в этом основной порок (без)действующей конституции. Государство, как грибные мицелии в трухлявый пень, начинает проникать в поры гражданского общества, подчиняя его себе; ситуация становится с ног на голову: вместо того, чтобы государство работало на (гражданское) общество, общество начинает работать на государство. 

Именно на исправление этой ситуации (а отнюдь не на разрушение государства) и направлены изложенные в проекте тезисы и предложения, вкл. концепцию отделения государства от гражданского общества.

 

Направление чиновниками бюджетных средств (в виде прямого или косвенного финансирования, грантов, кредитов и т.д.) общественным институтам (СМИ, общественным объединениям, коммерческим организациям и т.д.) является одним из видов коррупции, ставит их в зависимость от чиновников и превращает в агентов государства (подобно тому как получающий деньги от мафии прокурор становится агентом мафии), проводников государственной политики (в то время как формально государственными органами они не являются).


Таким образом, СМИ, общественные объединения, массовые мероприятия граждан, коммерческие организации, церковь, местное самоуправление, искусство и творчество используются государством, т.е. конкретными пришедшими к власти людьми, с целью укрепления и увековечения своей (личной и групповой) власти, становятся инструментами в руках авторитарных правителей, служат целям (и являются составными частями механизма) государственной пропаганды и промывания мозгов.


По сути, этот водораздел между гражданским обществом и государством и представляет собой (в том числе) запрет госпропаганды в её широком смысле (в отличие от узкого значения – только через СМИ), а в конечном счёте, служит заявленной в самом начале цели исключения из борьбы за власть представителей самой этой власти (т.е. государства). И именно конституция, как основной инструмент защиты общества от государства, должна обеспечивать механизм такого размежевания государственных и общественных институтов.


Представляется необходимым сформулировать фундаментальный конституционный принцип отделения государства от гражданского общества, который находит своё выражение в более частных принципах отделения государства от
средств массовой информации и журналистики
общественных объединений
бизнеса (предпринимательства)
массовых мероприятий граждан
– церкви и религии [на сайте никак не освещается, общее место, см. предлагаемые формулировки в проекте]
– местного самоуправления [на сайте никак не освещается, общее место, см. предлагаемые формулировки в проекте]
искусства и творчества

высшего гражданского образования

Подчёркнутые ссылки кликабельны.

​(Если вы согласны с изложенным, поделитесь ссылкой на сайт с теми, кому может быть интересно)