10. «Демократия или нет, у власти всё равно будет буржуазия»

Очень характерный комментарий, в более развёрнутом виде, напр., был изложен таким образом: «Как ни крути, кто бы ни был у власти, она будет принадлежать классу буржуазии, а среди ней крупному капиталу. Считать, что власть (отличать от властных полномочий!) в условиях капитализма принадлежит / может принадлежать чиновникам любого уровня есть впадение в идеализм».

Так рассуждали Маркс с Энгельсом. Поэтому в СССР так презрительно относились к "буржуазной демократии", а, стало быть, и к демократии, вообще, считая, что на загнивающем Западе власть, как ни крути, все равно у буржуинов, а в Советском Союзе, поскольку буржуазии, частной собственности на средства производства нет, автоматически – у трудящихся.

И пока в СССР десятками лет, до смерти правили постепенно впадающие в маразм вожди, выборы представляли собой чисто декоративный ритуал, пахло плесенью и застоем, на Западе в атмосфере конкуренции политических идей лидеры регулярно менялись, происходило постоянное обновление власти, вместе с которым менялся политический курс, подходы к решению экономических и политических проблем. Вместо того, чтобы загнивать в соответствии с теорией, Запад развивался и совершенствовался.

Как показало время, не только экономическая система (капитализм, рынок) оказалась более эффективной, чем альтернативная ей модель (социализм), но и политическая система (демократия) на Западе оказалась более жизнеспособной, чем таковая в СССР и иже с ним.

После безвременной кончины СССР и соцлагеря в условиях порождённой неэффективной экономикой серой убогости быта и товарного дефицита, Россия кардинально поменяла экономическую систему на рыночную и отказалась от планового хозяйства. Полки магазинов наполнились товарами, общество потребления пришло и в наши осины.

 

Но попытки реформировать политическую систему оказались куда менее эффективными и, после нескольких глотков свежего воздуха, мы впали в рецидив автократии, но при соблюдении некой внешней демократической атрибутики (карманная Дума, как бы выборы, типа разделение властей, будто бы независимый суд и т.д.). Неэффективная, потому что недемократическая и, как следствие, глубоко коррумпированная система висит на России, как пушечное ядро на ногах пловца. Именно политическая реформа (конституционная реформа, в самом радикальном её варианте) и возврат на столбовую дорогу развития человечества, назад к демократии, является наиболее насущным во-просом сегодняшней повестки.

Но, как отрыжка прошлой эпохи, не утихает в России беспокойство по поводу власти "класса буржуазии". 

ОК, хорошо, пусть власть будет у класса буржуазии. Как показывает практика, большой беды в этом нет, это совсем не страшно. Там, где у власти буржуазия, и рабочий класс живёт довольно неплохо. Беда, если конкретные люди, обладающие властными полномочиями, не избираются и не меняются, т.е. если нет демократии. Демократия самоценна как наиболее эффективный способ самоорганизации общества, поскольку предполагает регулярную смену лидеров, конкуренцию политический идей, ответственность общества (в виде естественных последствий) за принятые на выборах и референдумах решения и возможность исправить допущенную ошибку в следующий раз (при следующих выборах, референдуме). Это развивающаяся, гибкая и самоадаптирующаяся система, исключающая застой.

Чисто практически крайне важно, чтобы регулярно избирались и менялись люди, обладающие властными полномочия, и, рискуя впасть в идеализм, оставим рассуждения на тему «у какого класса на самом деле власть» тем, кому это интересно.