5. По поводу отделения экономической власти от военной

Вопрос: "в принципе логично, а ядерный чемоданчик у кого? У главнокомандующего, статус которого снижен по сравнению с президентом? Абсурд. И даже если не будет этого чемоданчика - все равно полномочия объявлять войну и заключать мир должны принадлежать первому лицу государства. И в критические моменты истории типа Карибского кризиса только на нем высшая ответственность за судьбы страны и мира"

Сомнения понятны. Но в чём абсурд? Мы настолько привыкли к тому, что всенародно избираемый президент – это самый-самый главный парень на деревне, что нам кажется естественным, что и ядерный чемоданчик должен быть у него и Верховный Главнокомандующий, это, конечно, тоже он. Самого главного парня быть не должно, в принципе. Нужен один чиновник, который будет заниматься экономикой и внешней политикой, и другой чиновник, менее публичный, который будет думать о безопасности и обороне. Его пусть лучше избирают сенаторы, это будет более консервативный выбор. Тому, кто отвечает за народное хозяйство и благосостояние, совсем не нужно быть Верховным Главнокомандующим и наоборот. Крайне полезно разделить эти функции – это будет способствовать уменьшению склонности власти к милитаризму.


Владение ядерным чемоданчиком, как и руководство вооружёнными силами – это всего-навсего техническая функция, которую тем более опасно доверять всенародно избираемому политику, который с высокой степенью вероятности может оказаться популистом, демагогом и неуравновешенным человеком с гипертрофированным эго, который любит изображать из себя сильного парня и говорит лучше, чем думает. И тем более человеку, который отвечает за внешнюю политику, ибо ни оружие вообще, ни ядерный чемоданчик, в частности, не должны быть инструментом внешней политики. Они служат обороне. 


Нет никакой объективной необходимости объединять функции обороны, с одной стороны, и руководства экономикой и внешней политикой, с другой. Это просто привычка. Просто так было всегда, «испокон веков». Власть вождя, царя, короля всегда была и воспринималась как неделимая, и в президенте мы по старой памяти видим надёжу-государя. Надо понять, что это просто чиновник, и каждый чиновник должен заниматься своим делом. Будет лучше, если тот чиновник, который отвечает за экономику, не будет иметь в руках оружия, и наоборот.


В соответствии со ст. «Применение вооружённых сил и военное положение» проекта:
«1. Применение Вооружённых Сил России допускается:
а) в безусловном порядке по решению Председателя Совета Безопасности:
-  на территории России с целью отражения иностранной интервенции; 
-  во исполнение союзнических обязательств России в соответствии с международными договорами;
-  вне территории России для отражения агрессии против дипломатических представительств и Вооружённых Сил России;
б) по инициативе Председателя Совета Безопасности с одобрения Совета Регионов: 
-  на территории России с целью подавления вооружённого мятежа;
в) по инициативе Председателя Совета Безопасности с одобрения Председателя Правительства и Государственной Думы: 
-  вне территории России в отсутствие союзнических обязательств России в соответствии с международными договорами или агрессии против дипломатических представительств и Вооружённых Сил России.
2. Размещение Вооружённых Сил России за пределами государственной территории России допускается по инициативе Председателя Совета Безопасности с одобрения Председателя Правительства и Государственной Думы.
...»


Таким образом, думается, что и карибского кризиса бы не было: в случае непосредственной агрессии Верховный Главнокомандующий, отвечающий за оборону, может действовать самостоятельно и молниеносно (п. 1 а), а вот для размещения вооружённых сил, в том числе ядерных ракет, за рубежом в мирное время ему потребуется убедить в необходимости этого шага Председателя Правительства и Государственную Думу (двойной предохранитель от необдуманных действий). Пытаться тайно разместить ядерные ракеты в другом полушарии – единоличное принятие такого ответственного решения было возможно только в условиях советского волюнтаризма, где вождь мог делать всё, что угодно и ничем не был связан. Интересно, что даже американский президент (Рузвельт) в условиях, когда уже шла битва за Британию и немцы регулярно бомбили Лондон, не мог без поддержки Конгресса, где господствовали изоляционистские настроения, единолично принять решение о вступлении в войну против Германии. А поддержку Конгресса он получил только после Пёрл Харбора.

Если другая держава пытается тайно или явно разместить ядерное оружие у наших границ, то что мешает Председателю Правительства (президенту, как ни назови), отвечающему за внешнюю политику, предпринимать дипломатические шаги? Если ему нужна поддержка вооружённых сил в мирное время в отсутствии агрессии (ему просто не нравятся ракеты под носом), то он может обратиться за помощью к Верховному Главнокомандующему и Думе. Без размещения вооружённых сил на чужой территории (просто маневрирование авианосцем в нейтральных водах), даже одобрение Думы будет не нужно – только согласие с такой тактикой Верховного Главнокомандующего. Вероятность волюнтаристских, эмоциональных действий уменьшается многократно.